02 Февраля 2018 год

Идея об интервью с министром образования и науки Ольгой Васильевой была подсказана знакомыми преподавателями: они попросили задать те вопросы, которые их сегодня беспокоят. Это касается как общеобразовательного, так и средне-специального образования. Но жизнь своими трагическими событиями продиктовала нашему специальному корреспонденту Вячеславу Терехову еще один вопрос. С него мы и начнем.

Психологов отменили - получаем результат

- За последние недели в школах произошли трагические события: подростки сознательно идут на попытку убийства своих сверстников и даже учителей. Естественно, возникает вопрос: "Кто виноват?"

- Сейчас еще сложно говорить о степени вины. Я думаю, что скорее надо говорить о степени ответственности и о том, что нам делать в этой ситуации. Но при этом хочу подчеркнуть, что со школой за поведение ребенка ответственность должны делить и родители. Значительную часть времени ребенок проводит дома. Когда ребенок пользуется школьным интернетом - он защищен от опасной информации, у него нет выхода в социальные сети. Но есть телефоны, с помощью которых можно зайти на любой сайт. Хотя сомневаюсь, что во время уроков взрослый ученик может серьезно пользоваться социальными сетями или посещать различные ресурсы: все-таки идет учебный процесс. Нельзя ограничиваться только нападками на школу. Должен быть баланс ответственности за поведение ребенка между школой и родителями.

Нельзя недооценивать тот факт, что 15-16-летние дети переживают сложности переходного возраста. Поэтому абсолютно не банально звучит вопрос о необходимости серьезной работы психологических служб. Я много раз об этом говорила и буду постоянно и неукоснительно повторять: психологи, и именно они, если ребенок проявляет какие-то поведенческие особенности уже в 5-6 классах, могут заметить и скорректировать его поведение.

- Но в школе еще раньше, в процессе так называемой оптимизации, психологов отменили.

- Последние трагедии лишний раз показывают, что без школьных психологов нельзя. С этой бедой, а это беда, мы должны бороться и противостоять ей сообща.

Надо подумать о необходимости внести изменения в законодательство. Сейчас проводить медицинские освидетельствования, я имею в виду наркологическое, психиатрическое и другие, начиная с 15 лет можно только с согласия самого ребенка.

Теперь о влиянии интернета. Мы должны все-таки очень четко понимать, что следует противопоставить негативному влиянию из социальных сетей. Конечно, в первую очередь, это воспитание. Оно первично. Да, девиантное поведение присутствовало всегда. Но если бы в школе хорошо работала психологическая служба, то отклонения в поведении были бы заметны и профессионально оценены. Один из последних примеров - пермский случай. Там было четко понятно, что ребенок нуждается в психологической помощи, и школа делала все возможное, чтобы корректировать его поведение. Необходим был контакт с родителями. Отсюда опять возникает комплекс проблем. Да, школа, да, родители, без их совместных усилий говорить о воспитании ребенка сложно. Но я хотела бы добавить еще один важный фактор – четкое межведомственное взаимодействие: профилактикой должны заниматься наряду со школой и родителями и наши коллеги из комиссии по делам несовершеннолетних. Значит, возникает большой блок вопросов, на которые требуются ответы и которые необходимо решать. Это - школа и родители, психологическая, медицинско-психиатрическая, клиническая психология и правовая система, которая позволяла бы объединить все эти усилия, а при необходимости, и вместе с комиссией по делам несовершеннолетних.

СМИ и детская преступность

- А вам не кажется, что широкое информационное распространение со всеми подробностями о детской преступности в школе во многом способствует повторению преступных действий психологически неустойчивыми людьми.

- Конечно, отчасти вы правы. Я думаю, что можно посмотреть опыт других стран в вопросах информационной защиты детей и подростков. Почему бы, например, в рамках школы не создать еще сеть развивающих бесплатных кружков в школе для того, чтобы отвлечь внимание детей. Это тоже элемент воспитания.

Кто отвечает за воспитание детей?

- Мы нередко сталкиваемся с возросшей агрессией у детей против преподавателей, которые абсолютно беззащитны перед подростками. Безответственность порождает преступность. Наверное, настало время серьезно задуматься над этой проблемой.

- Безусловно, надо задуматься, и об этом думаем.

На примере пермской истории - насколько школа оказалась незащищенной перед трагедией. Все, что директор школы могла сделать, она делала для противодействия этому девиантному поведению, которое проявлялось с пятого класса. Те маленькие возможности, которые были у директора, она их использовала. Ничего другого у нее не было. Давайте признаем, что девиантное поведение у ряда школьников было всегда, но чтобы школьник мог подумать поднять руку на учителя - такое было невозможно, и бесцеремонное поведение родителей также было недопустимо.

Я убеждена, что когда в голове "переклинило", и мы стали говорить о том, что школа предоставляет нам определенные услуги, вот тогда крен пошел совершенно в другую сторону. С этим подходом - "вы нам должны" - надо заканчивать. Я постоянно говорю, что в системе преподавания, воспитания никто никому ничего не должен, у каждого есть своя миссия и свои четкие задачи. Есть они и у родителей. Поэтому, я еще раз повторяю, что выступаю за баланс отношений между школой и родителями. Кроме того, о престижности работы в школе уже давно умалчивают. Посмотрите, с момента фильма "Доживем до понедельника" глубокого и серьезного фильма о школе не было снято ни одного. У нас замечательные фильмы о космонавтах, о спорте, но почему такая профессия, как учитель, осталась за кадром? Надо сделать все для того, чтобы общественное мнение в отношении роли учителя менялось, причем менялось, если позволите такое выражение, достаточно целенаправленно. Нельзя не понимать, что школа - это отражение того, что происходило и происходит в обществе, и поэтому сейчас нужно исправлять имеющийся нравственный перекос, хотя это и очень сложно.

Опять погоня за конкурсными показателями?

- У меня есть несколько вопросов, которые просили задать вам знакомые преподаватели. В последнее время в России активно внедряется движение Ворлдскиллс, показатели эффективности работы образовательных организаций среднего профессионального образования полностью зависят от результатов участия студентов, педагогического коллектива в конкурсах Ворлдскиллс, Абилимпикс, Джуниор скиллс. Не кажется ли вам, что слишком рьяное внедрение конкурсов Ворлдскиллс мешает в целом образовательному процессу, так как образовательные организации вынуждены работать только на показатели конкурсов?

- Дело в том, что мы, действительно, не так давно присоединились к всемирному движению "Молодые профессионалы". Но за несколько лет с момента нашего присоединения мы сделали очень большие успехи. Международные чемпионаты показывают эффективность подготовки наших молодых рабочих, которые проходят обучение через систему профессионального обучения, среднего профессионального обучения. И сейчас как бы две тенденции, которые есть: одни боятся, что внедрение WorldSkills, о чем вы меня и спрашиваете, в целом будет мешать образовательному процессу в среднем профессиональном образовании; другие отрицают это опасение.

Сегодня мы все понимаем, что технологии очень быстро меняются. Все, что происходит за окном, меняется очень быстро, как в сфере производства, так и, естественно, в сфере услуг. Там тоже нужны высококвалифицированные рабочие руки. И получается, чтобы угнаться за потребностью экономики, нам необходимы новые федеральные стандарты. Мы это понимаем, министерство утвердило новые стандарты по 16 профессиям и 28 специальностям. Они разработаны в соответствии с перечнем 50 наиболее востребованных на рынке труда профессий, в том числе, по опросам работодателей.

Это большей частью технические профессии и специальности в сфере промышленного производства, электроники, строительства, IT-отрасли, транспорта.

Но есть и новые специальности, связанные с аддитивными технологиями, робототехникой, обработкой полимерных композитов, беспилотными авиационными системами.

Содержание профессиональной деятельности разрабатывалось с учетом международных требований в части применения оборудования, материалов, технологий, качества, экологии и безопасности. Получивший эту специальность человек сам может создать вокруг себя несколько рабочих мест

Но мы хотим готовить только таких специалистов, которые будут востребованы рынком. Мы должны понимать, что они будут трудоустроены. Сейчас работает тысяча колледжей, в которых обучают профессии по новым стандартам.

Единственное, с чем, как мне кажется, мои коллеги тоже должны согласиться, что при обучении рабочим специальностям необходимо подтягиваться на новый уровень. Допустим, если раньше плиточника готовили, как говорят в народе, "ни шалко ни валко" плитку класть, то теперь это надо делать красиво и быстро, как этого требуют современные стандарты.

Но плиточник нам с вами нужен? Сварщик нужен? Нужны. Но, повторяю, это надо делать красиво и быстро, что, безусловно, влияет на производительность труда. В работе все взаимосвязано.

Коллеги могут не волноваться

- Поэтому, страхи с одной стороны обоснованы, но с другой стороны нужно показывать результат, и мы опять, как это обычно бывает, бежим впереди паровоза. И все же я повторяю: все утрясется, все встанет на свои места, и мы будем готовить хороших специалистов, необходимых для рынка труда.

Коллеги могут не волноваться. Конечно, здесь много "но". Мы прекрасно понимаем, что нужны дополнительные средства. Мы создали семь межрегиональных центров компетенции, которые так и назвали - "Колледжи будущего". Они затрагивают профессии в области искусства, дизайна, сферы услуг, промышленных и инженерных технологий. В них сейчас обучается ежедневно до двух тысяч ребят. Там же осваивают и новые направления, такие как информационные технологии, транспорт, логистика. Эти центры не только являются реальным центром обучения ребят, но еще и центром переподготовки наших мастеров, центром обмена опытом. Я могу сказать, что на сегодняшний день у нас 56% выпускников, что почти на 14% больше, чем в прошлом году, которые пошли обучаться в системе среднего профессионального образования. Это значит, что родители, выбирая ту или иную специальность для ребенка, прекрасно понимают, что получение специальности идет одновременно с образованием.

Мы в системе среднего профессионального образования всегда проводили и проводим различные олимпиады и интеллектуальные, и физкультурно-оздоровительные. Проводятся олимпиады, которые направлены на расширение увлеченности наукой, творчеством и спортом. Мы наряду с этим проводим то, что, может быть, пугает коллег, Всероссийскую олимпиаду профессионального мастерства. Она как раз направлена на демонстрацию своих возможностей, на демонстрацию того мастерства, которое они, обучаясь, приобрели. Сейчас проводятся национальный и региональный чемпионаты. Третий раз в этом году мы провели чемпионат профессионального мастерства для людей с инвалидностью, и это тоже очень важно, потому что главная цель не просто показать, что человек может, и каковы его физические возможности, но и участие тех компаний, которые предоставляют рабочие места.

В октябре прошлого года в Абу-Даби состоялся 44-й чемпионат мира WorldSkills. Сборная России впервые приняла участие по всем дисциплинам, и это при том, что в этом конкурсе мы участвуем лишь третий раз, и мы заняли первое командное место, завоевав шесть золотых, четыре серебряных, одну бронзовую медаль и 21 медальон за профессионализм в той или иной специальности.

Если честно говорить, то, на самом деле, охват студентов этим движением на сегодняшний день очень невелик. У нас 2 млн 800 тыс. студентов, которые обучаются в системе среднего профессионального образования, и только 11800 участвуют в олимпийском движении, то есть всего 0,4%. Как видите, это не та цифра, из-за которой нужно переживать. Число участников движения следует увеличивать.

Поэтому я хочу коллег успокоить: на мой взгляд, олимпиады, региональный и городской чемпионаты - это всего лишь внешние показатели. Но, повторяю, при этом важно, что там присутствуют работодатели, которые тоже оценивают наших ребят, заключают с ними договор о возможности предоставления рабочих мест. Мне кажется, что и самому молодому человеку участвовать в таком чемпионате интересно, ведь он показывает, на что способен в реальной жизни.

Нельзя забывать о том, что в среднее профессиональное образование за последние два года вложены большие средства. Создавая межрегиональные центры компетенции, мы потратили 3 млрд 800 млн рублей. Это и федеральные, и региональные деньги. Через эти центры уже прошло 12 тыс. 700 ребят, которые показали наилучшие результаты. Вместе с регионами, мы обновили материально-техническую базу примерно в четыре раза, а в региональных бюджетах на 2018 год запланировано 8 млрд рублей на продолжение обновления материально-технической базы.

Важно также подчеркнуть, что половину времени в процессе обучения отводится практическим занятиям. Некоторые говорят, что мы перенимаем немецкий опыт. Ничего подобного. Мы используем наш отечественный опыт. Было время, когда мы и учились, и работали одновременно. Вспомним заводы-втузы! Так что мы лишь возвращаем дуальное образование, но на новом уровне.

- В настоящее время внедряются различные приоритетные направления в системе среднего профессионального образования, в частности электронное обучение. С одной стороны это является плюсом, но с другой главная проблема современной молодежи - погруженность в виртуальный мир. Может быть лучше вместо виртуальных лабораторий финансировать открытие реальных лабораторий?

- Надо понимать, что без таких "виртуальных" лабораторий, без использования компьютера, специалистов во многих областях подготовить нельзя. Попробуйте летчика подготовить без обучения на тренажерах. Поэтому я не разделяю эти опасения. Еще раз хочу повторить, что у нас 50% занятий - это практические. Но для того, чтобы подойти к этому периоду надо иметь теоретические знания, через визуальный ряд, он воспринимается интереснее.

Статистическую отчетность будем сокращать

- Самое страшное в работе педагогического коллектива - это бумажная работа. Ни в одной из систем нет такого количества отчетной документации как в образовании. Не случайно появилось выражение, что педагогам мешают работать дети. Многих кандидатов на вакантный должности пугает объем документооборота, который они должны делать. Не пора ли снизить количество документов.

- Хочу сразу сказать, что, во-первых, мы сократили дублирующие четыре формы статистической отчетности и административно-управленческий аппарат прекрасно об этом знает. Но, что приводят в ответ: нет ставок на аппарат, который будет заниматься статистикой. Но мы много раз говорили и премьер-министр Дмитрий Медведев, выступая перед педагогами подчеркнул, что любой проверяющий орган большую часть информации может взять на сайте школы. Все это есть. Только надо перекачать с сайта на свой проверяющий компьютер. Поэтому некоторые требования о предоставлении данных можно объяснить лишь нежеланием самим работать с сайтом школы.

Управленческая структура аппарата образовательного учреждения прекрасно понимает, что подобная отчетность - это его зона ответственности, а наши педагоги должны заниматься совершенно другим делом. И поэтому я считаю, что это не что иное как нестыковка в системе управления.

- Болезненный вопрос - возрастной ценз педагога: человеку в 45 лет уже трудно устроиться на работу.

- Это не совсем так. Сегодня основной возраст учителя у нас 45-52 года. Если говорить про вакансии, то всего по стране свободных вакансий только 1%. Это в Москве сложно устроиться, потому что в Москве нет вакансий. За пределами Москвы вас возьмут "с руками и ногами". Часто ребятам, подросткам, зачастую с молодыми учителями легче. Лучше или нет - не знаю, но легче - это точно, потому что возрастной барьер все-таки меньше.

Если возвращаться к возрасту преподавателя, то мы понимаем, что необходимо использовать колоссальный педагогический и жизненный опыт человека, отработавшего долгие десятилетия в школе.

Если сейчас в школе вертикальная система роста, т.е. учитель - завуч - директор, то мы говорим о необходимости введения и горизонтального роста.

Это значит учитель - учитель-методист и наставник. Речь идет о человеке, который имея колоссальный педагогический опыт, в идеале может иметь значительно меньше часов преподавания, но передавать свое мастерство именно как наставник тем, кто начинает свою педагогическую деятельность.

- А как отразится это на зарплате?

- Это непростой вопрос. Безусловно, при введении новой системы мы должны отработать и эту сторону. Будем думать.

Нужна ли фонетика?

- Среди преподавателей ходят большие споры про необходимость введения в школьную программу преподавания русского языка фонетического разбора.

- Я не вижу здесь предмет спора. Фонетический разбор - это знаменитая система, существующая в рамках развивающего обучения. Ее создали два наших замечательных психолога (ныне покойных, к сожалению) - Даниил Борисович Эльконин и Василий Васильевич Давыдов. Эту методику уже вводят многие школы России. Любое изучение языка - это фонетический процесс. В русском языке, как известно, не все слова пишутся также, как и слышатся. Есть йотированные буквы (е, ё, ю, я), которые произносятся как два звука – йэ, йо, йу, йа. Важно это усвоить в начале изучения языка. Существует много слов, написание которых надо просто запомнить.

Фонетический разбор нужен, потому что язык без фонетики невозможно изучить. Подумайте, ведь иностранный язык изучаем с фонетикой, а почему русский не можем?

Фонетика позволяет людям правильно говорить на своем языке и правильно писать.

Язык воспитывает культуру

- Большой разрыв между тем языком, который учат в школе, и так называемым "языком жизни". Его называют "рэп-баттл".

- Это различие было всегда. Был всегда красивый литературный, классический язык, который мы учили в школе, и был язык улицы, был язык двора, был язык, которым мы, естественно, говорили дома. Но мы все прекрасно знали, где надо и как надо говорить. Это знают и сейчас. Меня лично волнует стремление примитивный язык двора сделать нормой правописания, речевой нормой. Язык, конечно, меняется, но совсем не так быстро, как это хотят нам представить.

И его развитие, естественно, идет далеко не только в сторону примитивизма. Я считаю, что литературный язык все равно должен оставаться главным языком, потому что именно он и воспитывает.

- Вы несколько раз говорили о необходимости электронного словаря. Каким он должен быть - только орфографическим или толковым?

- Я считаю, что чем словарей больше и чем больше мы с ними приучены работать, тем лучше. Я, например, помню, что мы еще с 1-го класса делали себе сами школьные словарики. Это, действительно, очень глубокая работа - научить ребенка, а потом и взрослого человека пользоваться словарем. Поэтому электронная форма словаря - это дополнительная помощь, удобная форма, но это не означает, что в школе не должны находиться словари. Они обязательно должны быть, так как без фундаментальных изданий словарей литературный язык освоить невозможно.

- В преддверии праздника, что бы хотели пожелать российским студентам?

- Традиционно в середине зимы страна отмечает один из самых весёлых праздников – День российского студенчества. Российское студенчество всегда славилось широтой души и умением радоваться жизни. Это всегда прекрасно дополняло трудолюбие в освоении знаний, пытливость ума в исследовательской работе, самоотдачу в служении науке и Отечеству.

Уверена, что в молодёжной среде никогда не угаснет интерес к познанию мира и образованию как личной стратегии саморазвития.

Поздравляю всех студентов с праздником, и желаю, чтобы все желания, которые будут загаданы в Татьянин день, обязательно сбылись.

 

Поделиться: