Выступление министра образования и науки Российской Федерации Ольги Юрьевны Васильевой на Российском инвестиционном форуме – Сочи 2018

15-16 февраля 2018 г., Сочи

Электронный классный журнал и чистые туалеты в российских школах, отказ от прописей в Финляндии и штрафы для родителей во Франции. Обо всём этом, а также о том, какой рукой нужно выключать свет в ванной, рассказала министр образования и науки Российской Федерации Ольга Васильева на Российском инвестиционном форуме в Сочи. Публикуем расшифровку выступления.

В стране десятки лет не проводились фундаментальные исследования по психологии и нейрофизиологии детей. У нас есть детский институт психологии, который сохранился в системе Российской академии образования. У нас были центры по сравнительной системе образования, мы прекрасно знаем и наблюдаем за тем, что происходит в сопредельных с нами государствах. И на сегодняшний день сидящие здесь коллеги понимают, что будущее – за когнитивными исследованиями, и никак иначе. У нас в течение 30 лет не было вложений в когнитивные науки, и назвать их «науками» после этого очень сложно. Напомню, что основное, что с ребенком происходит, закладывается в период раннего развития, о котором мы вообще не говорим.

Мы много слышим про компьютеры, и хрестоматийный пример: несколько лет назад все компьютеры мира наконец приблизились к производительности человеческого мозга. Человеческий мозг потребляет энергию в 10 Ватт – энергия лампы в холодильнике. Человеческий мозг – это не просто нейронная система, это система систем. Человеческий мозг – это, прошу прощения, пять с половиной петабайт информации. Это триста лет непрерывного просмотра видеоряда, это то, с чем мы должны работать, от чего мы должны исходить, говоря об искусственном интеллекте. Так вот, когда мы говорим о детях, сразу всплывает основное: у нас нет исследований, у нас есть только сравнительные сведения, которые мы выхватываем, вот просто – раз – и выхватили.

У нас все говорят про общее образование, это очень большая и благодатная тема, по этой программе обучается самое большое количество детей.

В Финляндии отказались от прописей в школе (в 2016 году в Финляндии уроки письма прописными буквами и каллиграфии заменили уроками набора текста на клавиатуре. – Прим. ред.). Но про это мы почему-то не говорим. А несколько месяцев назад правительством на законодательном уровне было принято решение: возвратиться к формам мелкой моторики. Почему? Клавиатуру отставить, потому что она не способствует развитию, а к мелкой моторике возвратиться. Законодательно. Разговор о том, что клавиатура заменит моторику, правописание, – это разговор ни о чём.

Здесь присутствуют представители бизнеса. Я призываю: если мы будем вкладываться в когнитивные исследования, то нам будет понятно, куда мы движемся. Это первое. Без этого невозможно, иначе – каменный век. Второй момент: гаджеты и их использование в раннем возрасте. Где эти исследования? Или исследования, которые мы обнародуем для тех людей, которые работают в школе. Самые крупные исследования по подростковой психологии сделаны американцами в последние три года. Мы сейчас «сидим» в компьютере с утра до ночи, и у нас нет исследований, которые показывали бы влияние этого на подростковую психологию.

Следующий момент. Цифровым должно быть 100%: школьная бухгалтерия – в цифре, классный журнал – в цифре, электронный дневник – в цифре. Это то, что обеспечивает возможность существования дальше. То, что цифра присутствует в высшем образовании, замечательно, потому что с помощью онлайн-курсов мы можем дать ребятам то, что не могли дать еще десять лет назад. Эту проблему обсуждает тот же самый Кембридж. Они говорят, мы бы рады ввести онлайн-курсы, но тогда ректор уйдет раньше, чем будет уволен педагог.

Еще раз. Я считаю, что никакие вложения в цифровое образование невозможны без фундаментальных исследований в области когнитивных наук. Невозможно ввести цифру в школе, не понимая, как это будет влиять на ребенка определённого возраста. Этого нельзя делать, потому что этого делать нельзя никогда.

Невозможно этим заниматься, не понимая, как это влияет на ребенка в раннем возрасте, потому что именно тогда закладывается будущее личности. Это всем известно. Поэтому, говоря, что цифра необходима, я имею в виду следующее: необходимо вкладывать огромные средства в исследования. И здесь необходимо участие бизнеса, если мы хотим продвигаться в этом направлении.

Я абсолютно согласна с коллегами, которые говорят, что нам придется переподготавливать учителей. Да, придется. Потому что дети, которые находятся в этой среде, далеко ушли вперед от учителей, которые с ними работают. Мы это прекрасно понимаем. Но для меня как для министра образования и науки базовыми являются научные исследования в области когнитивных наук. Это будет серьезный подход к тому, что есть. Мы перестанем творить мифы, заниматься сравнениями систем образования. Мой французский коллега два месяца назад внес предложение в Парламент Франции: если ребенок до определённого возраста заходит на те сайты, которые не подходят ему по возрасту, родители платят штраф в размере 18 тысяч евро. Также есть законопроект о запрете смартфонов во французских школах. Это всё, что я хотела сказать.

Подводя итоги. Нам нужна материально-техническая база. Мы не можем без нее жить, потому что, представьте, где-то есть далекая школа… Маленький пример последней недели. Вы знаете, что 1 сентября прошел очень хороший видеоурок президента России, он получил 10 миллионов просмотров. Сейчас мы делаем четыре видеоурока, посвященных разным темам: сельское хозяйство, науки о питании… Пока мы сидим здесь, проходит урок, посвященный политике. Что мы получили? Его смогли посмотреть только 17 тысяч школ, потому что у нас малоскоростной интернет. И даже в записи смогли посмотреть не все. Это большая проблема. У нас материально-техническая база не та, о которой мы мечтали, в нее нужны большие вложения.

Я напомню вам, что в двух тысячах школ нет чистых туалетов. В трёх  тысячах школ приходится подпирать стропила. В школах должно быть материально-техническое обеспечение. Никакой компьютер не заменит материально-техническую базу.

Уважаемые издатели, сидящие здесь. Все достижения нейрофизиологии и мировой биологии в учебниках заканчиваются именем Ивана Павлова. Наши школьники обязаны знать всё, что происходило в мировой науке за последние 10–15 лет. Это называется не только «Введение в науку», «История науки». Наши школьники должны быть интеллектуально развиты и фундаментально образованы. Поясню почему. Основные компетенции меняются каждые пять-семь лет. Человек, имеющий фундаментальное образование, должен прекрасно понимать, что он должен научиться учиться, а это самое главное, что должна прививать школа, – изыскивать способы получения знаний. Всё. Это задача основной школы, дальше – уже ваша история, та самая личная траектория.

И как маленький пример. Сидящие здесь технари, скажите (это физика шестого класса): у вас мокрые руки, вы выходите из ванной комнаты. Я спрашиваю детей: какой рукой вы будете выключать лампочку в ванной комнате, чтобы остаться в живых, и почему? Обе руки мокрые. Коллеги, ответьте мне на этот вопрос, это физика шестого класса, электрическая цепь. Отвечайте, я жду. Коллеги, есть варианты? Это к вопросу о том, нужны ли нам знания. Я принимаю варианты после окончания сессии. Подходите, спрашивайте, я жду ответов.

Поделиться: